ПЕРЕЛЕТ, НЕДОЛЕТ, ГОЛОЛЕД

0

12.12.2016

     Первые два явления, указанных в заголовке, особого ущерба (за исключением испуга и скачка адреналина), как правило, не причиняют. А вот третье чревато потерями в живой силе. Нашей.

     А все почему? Есть в здешних местах традиция: весной набухают почки, а зимой – хирургия и травматология. И хоть климат умеренный, но жить безмятежно не даёт. У природы нет плохой погоды, но есть выпендроны и закидоны. Из которых самый прикольный – мороз после дождя. Или солнце после снегопада. И все это на утоптанном тротуаре. А особенно на проезжей части, на которую тоже ступает нога человека. Эти сакральные обстоятельства сразу отодвигают на второй план всё, от чего торчат и тащатся мазохисты в других полушариях: тайфуны, цунами, торнадо, туман и прочие отклонения от обывательского счастья.

     Похоже, коммунизма и капитализма мы толком построить так и не смогли. Зато на этом пути уже пришли к победе мазохизма. Гололёд для нас – это не стихия и не напасть. И даже не время года. Это наш образ нашей жизни. Менталитет, извиняюсь за выражение. Это приговор и диагноз, история и перспектива. Гололед появился раньше изобретения тротуаров, дворников, медиков и органов самоуправления. И, соответственно, не им с ним бороться. Не им его преодолевать. А нам, всем миром, теряя на скользком  пути лучших людей и остатки молочных зубов.

     На нем еще неандертальцы проверяли крепость копчика. Это в ту сторону. А в другую – он ещё долго будет покрывать дорожки, ведущие к могилам наших правнуков. Гололёд forever – так стоит вопрос. И не решается веками. Наверное, в этом есть исконная  скользящая правда коктейля из этносов, обосновавшихся на данных широтах. Нам не рисковать – что не выпивать. Нам без приключений – как без секса. Для нас травмы – тот же эпос.

     У нас чего только может не быть! Зима может так и не начаться, весна пролететь так, что и не заметишь. Безвиз могут так и не дать вместе с безгазом. Гололёд же и начнётся в срок, и пройдёт незабываемо. Он у нас наступает осенью и не отступает, огрызаясь и отстреливаясь, почти до цветения флоры и размножения фауны. И ты запомнишь эту войну головой, ногами, бёдрами, поясницей, щеками и ушами. Всем, чем сподобишься приложиться к земле-матери в ходе кампании. Всем, что ушибёшь-вывихнешь-сломаешь. Всем, что есть у тебя ещё годного к употреблению.

     И это не жизнь, а сплошной экшен. Каждый год полгода напряжения. Как полярная ночь разума. Это всё равно, что выпустить из зоопарка медведей с тиграми и наблюдать – кому повезёт, на кого попадёт, кого помилует. Теория и практика падений и совпадений.  Искусственный отбор пригодных для будущего. Естественным его не назовёшь, потому что падают все – от профессоров до каскадёров и от солдат до топ-менеджеров. И в том великий смысл, ибо закон о приватизации отменить можно, а о гравитации – нет. И даже конституционное большинство не поможет.

     Кстати, по морозу после осадков работа находится не только врачам и костоправам. Оживляются также филологи и социологи – у них тоже интересная примета. Оказывается, кто бы ни пал жертвой снижения коэффициента трения – бомж или доцент – 85%  произносят одни и те же три слова, прославляющих женщину-мать, причем не свою. Погрешность выборки – не более 5%, индекс травматизма – не менее 50. Количество увиденных в момент контакта звездочек – не менее трех. И что самое примечательное, тенденции к снижению данных показателей не наблюдается.

     Доходит до смешного, трагикомичного и больничного. Имел место такой случай, можно сказать,  оптимистическая драма.

     В один прекрасный, но гололедный  день одна интеллигентная женщина, из бывших учителей, шла себе кое-как на базар. А навстречу ей так же, лыжным ходом, двигался знакомый – менее интеллигентный, из бывших слесарей мужчина с двумя десятками яиц в авоське. Ну, поздоровались и поползли себе дальше. А через полтора десятка секундо-метров мадам слышит за кормой глухой звук типа «шмяк» и три заветных слова (про мать), изреченных злым басом.

     Она, как может быстро, возвращается к павшему и сочувственно спрашивает: яйца, мол, целы? Не разбил ли, дескать? Мужик, завершив переучет искр, трясет головой, щупает себя ниже талии и честно отвечает: «Нет, яйца, кажется, целы, а вот головой шарахнулся сильно». И тут экс-педагог видит, что никакой авоськи в радиусе разлета осколков нет. А мужик совсем другой, незнакомый. В общем, госпитализировали обоих, только в разные отделения.

     Вот такими вещами чревата скользкая дорожка, на которую мы вынуждены ступать с конца ноября по середину апреля включительно.

     И последнее на сегодня, для продвинутых в филологии. Конечно, правильно нужно писать «гололедица», а не «гололед». За что извиняемся: в отделении травматологии, где ваялись эти строки и валялся их автор, не было под рукой толкового словаря. Толковые врачи были, а вот с библиотекой там напряг.

     Что пардон – то пардон.

Н. УГОДНИК

 

Комментарии

Последние новости >>