Александр Власов: С позиции газового хозяйства Северодонецк, Лисичанск, Рубежное не готовы к отопительному сезону

0

26.08.2016

Заместитель председателя правления по поставке и учету газа ПАО «Луганскгаз» Александр Власов рассказал о проблемах подготовки к отопительному сезону 2016-17, объемах задолженности и преградах для восстановления газового хозяйства в зоне АТО, сообщает интернет-газета «Первая полоса».

— Готовы ли города «треугольника» — Северодонецк, Лисичанск, Рубежное — к отопительному сезону? 

— Северодонецк, Лисичанск, Рубежное с позиции газового хозяйства, безусловно, не готовы к отопительному сезону. Есть огромная проблема с уровнем расчетов. Также есть потенциальная проблема с отсутствием лимитов на начало отопительного сезона у теплоснабжающих предприятий. Договорная кампания тепловиков с НАК «Нефтегаз Украина», насколько нам известно, на данный момент не ведется. А начнется ли она своевременно, чтобы к 15 октября предприятия были готовы и во всеоружии подошли к началу отопительного сезона, — на этот счет есть большие сомнения.

Дебиторская задолженность за распределение природного газа, которая на данный момент есть у тепловиков, с малой долей вероятности позволит им своевременно и безболезненно начать отопительный сезон.
— Какая существует проблематика по городам?
— Общая для всех проблема — уровень расчетов тепловиков за распределение природного газа. Эта проблема актуальная и для Северодонецкой ТЭЦ, СТКЭ, и для «Лисичансктеплосети», и для теплоснабжения Рубежного. Очень мала вероятность того, что у предприятий будет возможность эту задолженность погасить.
— Какая задолженность у теплоснабжающих предприятий перед облгазом? В каком состоянии находятся промышленные предприятия региона? 
— По оперативным данным задолженность теплоснабжающих предприятий — 20 млн. 648 тыс. грн. «Лидерами» являются Северодонецкая ТЭЦ, «Лисичансктеплосеть», СТКЭ.
Что касается промышленных предприятий региона, то, скажем так, все гиганты, которые давали высокий объем реализации, к сожалению, на данный момент стоят. Они не функционируют. Из громких имен работает лишь Рубежанская «Заря». Северодонецкий «Азот» простаивает.
Поэтому с промышленными потребителями все достаточно сложно и объем реализации крайне низкий. Если сравнивать с предыдущими периодами, то падение колоссальное.
— А какая задолженность у населения? 
— Наибольшая задолженность населения в Северодонецке и Лисичанске, также есть огромная проблема по Станице Луганской. По оперативным данным общая задолженность по подконтрольной Украине территории Луганской области — 258 млн. грн.
— Решается ли вопрос с задолженностью Северодонецкой ТЭЦ? 
— Буквально на днях мы получили ответ на очередное наше письмо-претензию Северодонецкой ТЭЦ. Нынешнее руководство ТЭЦ в ответе обозначило свою озабоченность сложившейся ситуацией и анонсировало, что они эту проблему пытаются решить. Но факты остаются фактами. Динамика поступления денежных средств в счет оплаты задолженности не говорит о том, что эту проблему решают.
— В случае невыплаты задолженности полгорода рискует остаться без тепла. Какие действия должны быть предприняты? 
— С учетом того, что тепловики являются коммунальными предприятиями, наверное, все-таки местная власть, областная администрация должны прилагать усилия, чтобы эту проблему решить. Позиция тепловиков (а мы периодически встречаемся) сводится к тому, что: а) они готовы платить, но им тоже должны, и б) у них низкие тарифы. Они говорят, что вынуждены быть в бесплатных отпусках, не могут нормально работать, и как решить сложившуюся проблему — никто не знает.
С моей точки зрения, руководители этих предприятий рассчитывают на то, что все будет так, как раньше — что придет 15 октября и, несмотря на огромный пласт проблем, тепло в домах появится, они будут работать, а проблема сама собой как-нибудь урегулируется. Но, боюсь, что «как-нибудь» не произойдет.
— Какую помощь оказывает облгосадминистрация? 
— Я бы этот вопрос разделил на две части. У нас помимо задолженности тепловиков есть большая проблема с задолженностью бюджетных организаций. В этом вопросе, по бюджетникам, взаимодействие с облгосадминистрацией есть.
А проблема тепловиков возникла не сегодня и не вчера, она возникла еще в разгар отопительного сезона 2015-16, и крайне обострилась в марте-апреле 2016 года. Количество обращений, которые наша компания направила в адрес облгосадминистрации, даже сложно подсчитать, а реакции, которая бы говорила о позитивном стремлении ЛОГА и желании помочь, мы не видели.
— Как повлияет мораторий на повышение цен на коммунальные тарифы на ПАО «Луганскгаз»?
— Если говорить о самом моратории — поскольку это коммунальные предприятия, то, в принципе, органы местного самоуправления вправе принимать такие решения. Если в бюджете Северодонецка, Лисичанска, Рубежного есть средства, которые позволят компенсировать разницу в тарифе, мы абсолютно не против. Есть тариф на распределение природного газа, есть объемы, которые потребили — заплатите нашему предприятию деньги и вопрос закрыт.
— Насколько эффективно и своевременно компенсирует государство выдачу субсидий населению? 
— Вопрос очень интересный. С нашей точки зрения — неэффективно, как минимум. Во-первых, абсолютно смущает сам подход к назначению субсидии. Сегодня при ее назначении отталкиваются от социальных нормативов, а не от фактического потребления газа в предыдущий период. Например, назначили условному потребителю 400 кубов субсидии, а фактическое потребление составило 350 кубов, и эту субсидию согласно Постановлению перечислили на счета предоставляющего услуги предприятия. Хотя, будем откровенны, это не совсем деньги — по сути это фантики, которыми даже сложно произвести расчет.
Во-вторых, мы столкнулись с проблемой, когда фактическое потребление было ниже, чем назначенная субсидия, и получилась разница — на лицевых счетах абонентов образовалась достаточно большая кредиторская задолженность. 60% наших потребителей (мы говорим о населении) в отопительном периоде 2015-16 года получали субсидию. То есть живые деньги в кассу они не принесли. Но при этом из оборота нашего предприятия вымыли живые деньги, поскольку налоги нужно заплатить деньгами, зарплаты — деньгами, ГСМ — деньгами, комплектующие — деньгами. Мы же не можем принести компании-поставщику протокол, по которому финансируются субсидии, и взять взамен кусок трубы для восстановления газопровода.
Я считаю эту систему абсолютно неэффективной. По крайней мере, существующий на данный момент подход.
— Прокомментируйте проблему поставки газа сельскому населению. Возможно ли отказаться от газа в селе, как это предложил министр соцполитики Павел Розенко? 
— Тариф для населения — единый по всей территории Украины. Без исключения. Он определяется постановлением Кабмина. А позиция Розенко… Когда заявляют — давайте всех переведем на дрова, то возникают вопросы: а) где возьмем деньги для переоборудования, б) упадут объемы реализации, а протяженность газопровода не изменится и его все равно нужно будет содержать, в) где мы возьмем столько дров?
— А как идет восстановление газового хозяйства после АТО? 
— Восстановление газопроводов, безусловно, производится. Мы не можем себе позволить негерметичность нашей системы. Но это текущие ремонты, не капитальные. А газопроводы требуют капитального ремонта.
К сожалению, сегодня капитальный ремонт наша компания себе позволить не может. И тут причины две. Первая — отсутствие инвестпрограммы, которую нашей компании утверждает НКРЭКП. И вторая — экономически необоснованный тариф на распределение природного газа, который является самым низким в Украине.
В 2015 году инвестпрограмма не утверждалась, и сегодня инвестпрограмма на 2016 год не утверждена. Когда это будет сделано — вопрос открытый. Мы со своей стороны сделали все — подали документы и проект инвестпрограммы. Как только НКРЭКП ее утвердит, можно будет пытаться говорить о начале капитальных ремонтов. Но мы все равно упремся во второй вопрос — тариф на распределение природного газа. Вопрос в том, позволит ли он нам произвести эти капитальные ремонты и относительно безболезненно войти в новый отопительный период.
Да, в данный момент у нас нет возможности проводить капитальный ремонт поврежденных газопроводов, но текущий ремонт, безусловно, выполняется. Мы восстанавливаем герметичность системы.
Есть еще одна проблема — фактическое истечение газа из газопроводов в результате повреждений. Это происходит на линии соприкосновения. Например, по Станице Луганской в июле мы заактировали 16 повреждений. Но внутри нашего тарифа нет компенсационного механизма. Он не предусмотрен. И нет никакого нормативного акта, который позволял бы нам выстроить эти взаимоотношения.
То есть де-факто наша компания понесла убытки — в газораспределительную систему зашел газ, мы его не реализовали (и не по нашей вине, а в результате повреждений в ходе боевых действий), но при этом мы должны отдать за него деньги «Укртрансгазу» по базовой цене газа, как негативный небаланс.
Возникает резонный вопрос — каким образом мы, как субъект хозяйственной деятельности, на эту ситуацию влияем? И почему все убытки «вешают» на «Луганскгаз» или на «Донецкоблгаз». К слову, насколько нам известно, сегодня инвестпрограммы не согласованы и отсутствуют исключительно у «Луганскгаза» и у «Донецкоблгаза» — у двух областей, на территории которых проходит АТО.

Комментарии

Последние новости >>

Последние видео