Александр Чернецов: Экономика, базирующаяся на промышленности, — это становой хребет государства

0

30.08.2016

Отечественная промышленность сегодня выживает вопреки всему, полагаясь только на себя и без поддержки власти. Второй год проведения АТО, отсутствие стабильного электроснабжения, разрыв сырьевых отношений, кризисные процессы в экономике — для большинства крупных промышленных предприятий Луганской области эти факторы стали непреодолимой преградой для возобновления нормальной работы. Пожалуй, Рубежанский завод «Заря» является исключением из мрачной реальности промышленного сектора области.

Но и ему приходится нести потери и преодолевать немало преград, чтобы выжить в нынешних экономических условиях. О ситуации на предприятии, потерях и поисках новых рынков, «оттоке мозгов» и политике украинского прагматизма — рассказал директор Научно-производственного предприятия «Заря» Александр Чернецов. 

— Сейчас в области сложная ситуация, многие предприятия понесли убытки и находятся в тяжелом положении. Как за два года изменилась ситуация в промышленности региона? Какая ситуация на заводе «Заря»? 
— Действительно, за эти два года произошло многое. К сожалению, сегодня экономика Луганщины, да и экономика страны, не показывает тех результатов, которые могла бы показать. И одна из причин — то, что случилось в 2014 году, все, что связано с АТО.
Нам пришлось остановить ряд производств, где были рабочие места и выпускалась товарная продукция. Так, остановилось одно из основных производств по переработке сырого бензола, поскольку оно базировалось на сырье, выпускаемом коксохимическими предприятиями, часть из которых остались на неподконтрольной украинской власти территории — доля сырья на рынке значительно уменьшилась, а цена его, соответственно, выросла. Порядка 150 человек персонала нам пришлось оптимизировать, распределить на другие рабочие места. Украина потеряла одного из производителей толуола, бензола, ксилола и разных присадок к топливу, уменьшились платежи налогов в бюджеты различных уровней. И на сегодняшний день мы, к сожалению, еще не нашли решения, чтобы запустить это производство.
Ситуация на примере нашего предприятия в целом характеризует экономику Украины. Идет падение объемов производства. И это общая тенденция, может только меняться процент падения в различных отраслях, а в целом она характеризуется падением от 15% до 50%.
На сегодняшний день рынок Украины сжимается. В связи с этим мы предприняли ряд шагов, которые бы позволили удержать предприятие и развивать его, вовремя переключили поставки нашей продукции на экспорт — в европейские страны, США, Канаду. Это позволило нам выстоять в этой сложной ситуации, и даже развивать предприятие, строить новые планы.
— То есть, продукция завода «Заря» конкурентоспособна за рубежом?  
— Да, именно так. И наша задача сделать ассортиментную продуктовую линейку более широкой. Ряд производств, которые мы эксплуатируем (такие как 3,5-динитробензойная кислота, продукция на базе производства промышленных взрывчатых веществ и др.) очень востребованы на европейских и международных рынках. Мы активно ведем реализацию продукции на экспорт. Это позволяет получать в страну валюту, обеспечивать внешнеэкономическое сальдо, а также развивать предприятие, повышать заработную плату и социальные стандарты.

— А внутри страны продукция пользуется спросом?
— Доля украинского рынка в общем объеме товарного выпуска, к сожалению, постепенно снижается. Сегодня в некоторые месяцы объем экспорта достигает 80%.
То есть, если ранее мы работали в соотношении: 20-30% — экспорт, а остальное — внутренний рынок, то сейчас ситуация развернулась в обратную сторону: до 80% — экспорт, и только 20-30% — внутренний рынок. Но для этого нужно отвечать европейским и мировым стандартам, и мы все для этого делаем.
В таких отраслях, как деревопереработка, мебельная промышленность, объемы снижаются. Объемы производства нашим предприятием карбамидов, альдегидных смол упали практически в 2 раза. Уменьшается покупательная способность населения и уже не до покупки мебели, сейчас людям хотя бы оплатить коммунальные услуги, приобрести продукты питания, медикаменты.
— Получается, к примеру, уголь или стекло сегодня мы покупаем за рубежом. Ваша продукция здесь тоже не реализуется, а экспортируется. Что в итоге? Национальный производитель не поддерживается? 
— Абсолютно верно. А задача власти и государства — поддерживать внутреннего товаропроизводителя, создавать условия для инвестирования в создание новых и развитие действующих производств, повышать уровень их технического оснащения и способность экспортировать продукцию. Это первейшая задача власти, потому что экономика, базирующаяся на промышленности — это становой хребет каждого государства. По этому судят о силе государства, его возможности конкурировать в мире.
— Как вы считаете, к чему приведет продолжение такой политики? 
— Это приведет к тому, что мы будем терять рынки, будем менее конкурентоспособны в сегодняшнем мире и бизнесе.
Время сейчас и так сжимается — динамично развиваются новые технологии. Некоторые секторы промышленности уходят, вместо них появляются новые направления, происходит технический прогресс. И мы, государство и предприятия, должны в этом процессе постоянно участвовать и соответствовать новым требованиям, иначе мы просто потеряем то, чем Украина всегда славилась — развитой промышленностью. Это и нефтепереработка, и химическая промышленность, и спецхимия, и металлообработка, и тепловозостроение, и космическая отрасль. Это основные налогоплательщики, основные работодатели. Тем более, в нашем регионе — в Луганской и Донецкой областях.
— А нет ли опасности, что мы станем открытыми для европейского рынка, а взамен не получим ничего? Ведь квоты, которые даются Украине для выхода на зарубежный рынок, исчерпали себя еще в начале года. Не превратимся ли мы в площадку для сбыта чужих товаров? 
— Задача всех государств, когда они начинают взаимодействовать с другими странами, — развитие собственного рынка и освоение рынков соседей. Это естественно. Борьбу за рынки сбыта своей продукции никто не отменял.
Конечно, подобные риски есть, и сейчас они уже проявляются. Это касается, прежде всего, продукции сельхозназначения. Но чтобы выйти на другие рынки с промышленной, индустриальной продукцией, нужно выполнить очень жесткие требования, которым должна соответствовать товарная продукция. Вопросы цены, качества, насколько логистика готова поставлять товары в установленные сроки — это очень сложный механизм. И задача государства как раз в том, чтобы попытаться все это равномерно развивать, осваивая новые рынки сбыта.
Сегодня нужно выписывать стандарты, и для этого на уровне государства и всех соответствующих органов должны быть квалифицированные специалисты, которые основной задачей должны ставить интересы Украины и ее жителей. Но, к сожалению, сегодня этого не происходит.
— Вы заговорили о профессионалах. Как обстоят дела с кадрами на «Заре»? Многие сегодня говорят об «оттоке мозгов». 
— Да, такое имеет место быть. Учитывая нынешнюю ситуацию с АТО (которая, конечно, уже затянулась), этот регион превращается в депрессивный, сегодня сюда сложно привлекать инвестиции. Это становится препятствием для дальнейшего развития. Естественно, если люди не видят перспективы развития региона, а возможности улучшения выходят на длительные сроки, многие уезжают.
Сейчас есть некая тенденция (по крайней мере, на нашем предприятии мы это практикуем) — многих специалистов привозим из других регионов Украины и даже из Европы под те задачи, которые мы ставим перед собой, в том числе в рамках разработанной стратегической программы развития предприятия до 2021 года. Например, директор одного из направлений по развитию промышленных взрывчатых веществ — из Словакии, бывший директор завода, директор одного из направлений по ВЭД — из Польши. Потому что есть задачи в рамках реализации стратегии, которые без привлечения специалистов решить невозможно. Они могут выстроить целые направления не только в рамках развития сегодняшнего дня, но и на три, пять, семь лет вперед.
Но не все предприятия имеют возможность пригласить иностранных специалистов или специалистов из других регионов к себе на предприятие.
Основная часть работников — жители нашего города и нашего региона (Лисичанска, Северодонецка, Рубежного). И важно, чтобы руководство предприятия, города, области понимало важность и приоритетность этой задачи для Луганщине — сохранения и развития кадрового потенциала на ближайшую перспективу, на 5-10 лет.
— Скажите, а как влияет на работу предприятия близость линии разграничения? 
— Проблема в этом действительно есть, и она влияет на все сферы деятельности предприятия. Я приведу простой пример. У нас масса партнеров и из Украины, и из европейских стран — Польши, Чехии, Словакии, Германии. И многие из них, учитывая, что мы находимся в небезопасной зоне, в зоне АТО, просто отказываются с нами работать. Мы потеряли ряд контрактов.
Это очень негативно влияет на развитие предприятия. И подобная ситуация не только на НПП «Заря». Мы общаемся с коллегами из других отраслей промышленности — сегодня эта проблема касается всех.
— Не меньшая проблема — энергетика в Луганской области. Мы отсоединены от единой энергосистемы Украины и зависим от одной Счастьинской ТЭС, которая работает нестабильно. Как этот фактор влияет на работу предприятия? 
— Эта проблема, можно сказать, уже с бородой. Она возникла в результате проведения АТО, и затянулась. Государство должно было уже давно решить эту проблему. Но, учитывая, что состав правительства меняется, и определенная политическая нестабильность присутствует, частные инвесторы, которые эксплуатируют энергетические сети, не хотят вкладывать деньги, не видя перспектив. Но тогда государство должно профинансировать работы по восстановлению надежного электроснабжения. Необходимо, чтобы мы были подключены к единой энергосистеме.
«Висеть» на одной Счастьинской ТЭС — очень опасно. Такие производства, как Северодонецкий «Азот», вообще не могут запуститься именно по этой причине. А мы могли бы часть сырья, которое они производят, брать здесь, в Северодонецке, в рамках областной кооперации. А сейчас это сырье мы вынуждены везти или из Европы, или из других регионов Украины.
Частые остановки из-за падения напряжения в сети или сбоев в работе Счастьинской ТЭС негативно влияют на работу нашего предприятия. Тем более, учитывая, что это предприятие спецхимии, мы выпускаем промышленные взрывчатые вещества, и возможны опасные техногенные ситуации. Естественно, для нас очень важно, чтобы эта проблема решилась как можно скорее.

— Как считаете, почему такая ситуация сложилась? Не доходят руки у Киева, или нет политической воли, чтобы сделать второй ввод? 
— На любые решения отводится четко определенное время. Каждую проблему можно заговорить до абсурда. Подсоединение к единой энергосистеме не является какой-то сложной технической задачей. Я думаю, здесь нужно отбросить некий политический аспект или любой другой, и сконцентрироваться на решении проблемы надежного энергообеспечения. Ведь это касается всех — промышленности, бизнеса, населения.

— А за эти два года была какая-то помощь вашему предприятию от государства? Возможно, попытка создать государственную программу, чтобы помочь экономике региона? 
— К сожалению, дальше разговоров и обещаний пока дело не идет. И это печально. Я думаю, что все-таки думать нужно на перспективу. Но даже если есть концепция некой стратегии в развитии экономики, промышленности, отдельных отраслей, то почему-то государство решило, что это не его задачи.
Я уже не говорю о какой-либо конкретной помощи бизнесу, но надо создать некие условия, чтобы он почувствовал заинтересованность со стороны государства. Бизнес — один из основных работодателей в Украине, один из основных налогоплательщиков. Поэтому нужен конструктивный диалог бизнеса, предприятий и власти. Пока он, к сожалению, не состоялся. Да, отдельные формы проходят на базе торгово-промышленных палат, но, как правило, каких-то конкретных действий за этим не следует.
— А если сравнить период до 2014 года и сейчас, на какой процент мощности сейчас работает завод? 
— Думаю, что сегодня мы работаем на уровне не более 30%. Ряд направлений пришлось остановить. Например, производство нитробензола, который поставлялся в РФ (сегодня поставлять его туда мы уже не можем). Есть определенные ограничения со стороны, в том числе, и РФ.
Кроме этого, мы были вынуждены остановить производство по переработке сырого бензола. Из-за этого потеряли до 500 человек штатной численности, а также объемы производства, налоги и все, что с этим связано.
— А количество работников на предприятии уменьшилось? Сколько сейчас людей работает? 
— На НПП «Заря» работает 1 600 человек. Плюс есть ряд предприятий, которые находятся в сфере взаимодействия, — в сумме до 1 800-1 900 человек.
— А в лучшие времена сколько работало? 
— В лучшие времена у нас работало 5 000 человек. Здесь есть соответствующие условия, возможности, промышленные площадки. Понятно, что вернуться к 5 000 мы уже не сможем, но на предприятии, по нашим прогнозам, при полной загрузке должно работать 2 500-3 000 человек.
— А есть ли проблема с невыплатой заработной платы? Сегодня многие предприятия сталкиваются с такой проблемой. 
— Слава Богу, мы таких проблем не имеем. Хотя в 2014 году, когда была острая фаза проведения АТО, было очень сложно. На какой-то период, 2-3 месяца, мы были вынуждены вообще остановить производство. Надо отдать должное — мы достойно это прошли. Сегодня у нас нет задержки по зарплате. Более того, мы постоянно увеличиваем заработную плату.
На сегодняшний день средняя зарплата по предприятию — на уровне 5 000 грн. В ближайшие месяцы планируем выйти на 6 000 грн.
— Как вы считаете, что должно произойти в государстве, что должно делать правительство, чтобы, наконец, экономика заработала, предприятия снова начали нормально функционировать? 
— Я считаю, что правительство должно сконцентрироваться на развитии государства Украина. Политика должна быть выстроена на внутреннего товаропроизводителя. Политика, как я ее называю, государственного украинского прагматизма.
Нужно выстроить стратегию по отраслям, которые нужно развивать в первую, во вторую очередь. Они должны состыковаться с развитием мировой экономики. Это одна из основных задач государства.
Мне кажется, сегодня мы слишком увлеклись политикой и забыли об экономике. В мире считаются с сильными государствами, с сильной экономикой. И я хочу, чтобы Украина стала именно таким государством, в котором бы каждый житель видел перспективу, чувствовал себя достойно, комфортно, безопасно. И на этом надо сконцентрироваться.
Источник: «Первая полоса«

Комментарии

Последние новости >>

Последние видео